Лучшая книга о Лондоне

«Не беспокойся о том, что люди не знают тебя, беспокойся о том, что ты не знаешь людей». Конфуций

Без длинных предисловий, «Молчаливый странник в Лондоне» Цзян И – лучшая книга о Лондоне из тех, что я читала.

Ее автор родился на юге Китая в обеспеченной семье знаменитого художника-портретиста. Получил прекрасное традиционное образование, которое включало в себя китайскую классическую литературу. Думаю, она то и взрастила в нем особый интерес к писательству и поэтике природы.

Цзян И – человек восемнадцатого века, его молодость пришлась на переменчивые времена в китайской политике, из-за чего ему пришлось покинуть родную страну. Странствия, как изначально предполагалось, не должны были продлиться долго, но в результате затянулись на десятилетия.

«Молчаливый странник в Лондоне» – это лирические заметки путешественника, полные словесной живописи (хотя и не только словесной — в книге встречаются английские пейзажи в китайской манере или зарисовки из метро руки самого автора). Пять лет Цзян И не покидал Лондон, сумев пропустить через себя дух огромного города, наложить на эти впечатления собственный опыт и отразить все в своих невероятно тонких заметках.

«Тот, кому довелось прочесть мою книгу об английском Озерном крае, никогда не подумал бы, наверное, что я рискну написать что-нибудь и о Лондоне. Ведь в той книжке я настаивал, что жить под покровом лондонского тумана – вещь неприятная. Тогда я писал правду. Однако верно и то, что благоразумный человек рано или поздно во всем найдет прекрасное. В Лондоне я порой устаю от тумана и от тех, кому он так мил. Но я видел так много прекрасного, и у меня родилось столько мыслей по поводу вещей странных и курьезных, которые я наблюдал с тех пор, как попал сюда пять лет назад. К тому же, как человек Востока («один из тех странных китайцев, которые принадлежат к временам, канувшим в Лету», как сказал обо мне один лондонский критик), я обречен смотреть на многие вещи под иным углом. Но неужели моя точка зрения на самом деле столь оригинальна? Впрочем, мои читатели пусть судят об этом сами….

…Еще до приезда в Лондон я часто слышал рассказы о нем тех, кто побывал там или читал о городе в газетах и книгах. Но эти свидетельства были слишком общи и не давали ясной картины. Мне кажется, те, кто судят о Китае по прочитанному и услышанному, страдают тем же недугом. Многие путешественники, которые прожили в Китае всего несколько месяцев, возвращались и писали книги обо всем – литературе, философии, социальной жизни, экономике. А некоторые писали, даже не побывав в стране. Я могу лишь выразить восхищение их безрассудной смелостью и искусством делать обобщения. Но мне кажется, многие страдают от этих обобщений, и я в том числе».

Книга с первых страниц завораживает и совершенно лишает вас ощущения времени – за рассказами автора об английских традициях, капризной погоде и лондонских пейзажах с трудом можно угадать период происходящих событий, и, если бы не мелкие упоминания о фасоне одежды и политических событиях, можно было бы счесть, будто речь идет о современности.

Цзян И в своих записях ведет хронологию по временам года, и в унисон каждому сезону он раскрывает характер Лондона и, вместе с тем, обнажает свою тоску по родине.

Лондон для Цзян И, словно второй дом, живя в котором он ни на секунду не забывает о том, где родился и вырос. В каждом месяце года он ищет отголоски Китая. Весной, к примеру, он оживлял в Лондоне одну из китайских традиций, согласно которой каждый год, едва сходит снег, люди начинают соревноваться, кто первый найдет в лесу признаки весны.

«В Китае есть такая игра «Искать весну». Мы играем в нее, пока на деревьях не появятся приметы весеннего сезона. Именно в Хэмпстэд-хит, я наблюдал разного рода приметы лондонских сезонов, и мне никогда не хотелось покидать эти места. Там холодный северный ветер мог пронизывать до костей и деревья стояли безнадежно черные, словно на дворе середина зимы, но я продолжал бродить, слушая птиц, словно предвкушая какую-то неожиданность. И вдруг находил крошечный желтый бутончик крокуса или нарцисса. Я подпрыгивал от радости и шептал: «Я нашел весну!»

На хлопотливых, деловых улицах Лондона вы вряд ли обнаружите признаки весны. Здесь все против нее. Дома тесно прижаты друг к другу, лавочники общаются с покупателями в своем обычном стиле. Они, конечно, скажут вам несколько традиционных слов о погоде, ну например, «не правда ли, чудесный день» или «становится теплее», но слово «весна» не слетит с губ деловых людей. Разве что вы придете к портному. Я часто думаю, что весна сначала приходит туда, где много магазинов, – на Оксфорд- стрит и Пиккадили-Серкус. А уж потом на другие улицы Лондона. Скорее всего потому, что перемены в нарядах дам играют роль флюгера своего рода. А вот улицы в деловом Сити – вокруг Биржи и Грэйсчерч-стрит – это скорее последние пункты назначения для весны, потому что они – излюбленные места мужчин, а не светских модниц. А вот на Локсли-стрит или Пеннифилдс весна, возможно, вообще не заглянет. Еще один признак весны – витрины магазина «Селфридж» на Оксфорд-стрит. На площади Пиккадили-Серкус эту же роль играют витрины магазина «Свон энд Эдгарс».

Прожив некоторое время в Лондоне, любой китаец сказал бы, что здесь никогда не бывает жары и самый жаркий летний день напоминает – лишь конец весны в Китае. Та очевидная грань между весной и летом, которая свойственна моей стране, неизвестна лондонцам. Это наблюдение привело меня к мысли о противоречивости мира и условности любых понятий.

Определенный день в году лондонцы взяли и обозначили как дату, когда наступает «летнее время», хотя я убежден, что они не узнали бы об этом без тщательного изучения ежедневных газет. И хотя «летнее время» обычно начинается до Пасхи, сама Пасха, конечно, ассоциируется с весной. В какое же замешательство приводит Лондон восточного человека!»

Насладившись первыми признаками весны Молчаливый Странник направляется на «хлопотливые, деловые улицы Лондона», где наблюдает мегаполисные признаки весны — перемены в нарядах дам и обновленные витрины магазина «Селфридж» на Оксфорд-стрит.

«Зима в Лондоне заставляет дрожать любого. Даже те, кто не бывал в Лондоне, слышали немало историй про лондонскую погоду и особенно про зимние привычки. Наш великий поэт Су Дунпо так в двух строках сказал о погоде на острове Хайнань, что на юге Китая: «Здесь все сезоны – лето, но вот приходит дождь – и начинается осень». А я позволил себе написать две строки в той же манере о Лондоне: «Несколько солнечных дней вы ощущаете весну, но круглый год вас не покидает зима»

В городе, на его улицах, нет никаких признаков наступления этого времени года. Разве что кто-то получит информацию в витринах магазина «Селфридж».

Но есть у лондонской погоды и одно преимущество – нет ничего интереснее, чем говорить о ней. Два чужих человека, которые совсем не жаждут познакомиться, могут сидеть в парке или в купе железнодорожного вагона и часами говорить о погоде.

В Лондоне инерция круглогодичного существования меховых манто и каминов, а также одних и тех же самых овощей и фруктов (вот оно преимущество науки!), на мой взгляд, делает жизнь монотонной. Когда я думаю о разных временах года в моей стране, то, конечно, не могу не рассказать об овощах и фруктах, свойственных тому или иному сезону.

Не правда ли странно: лондонцы страдают от чрезмерных дождей большую часть года, однако стоит наступить кратковременной засухе, они тут же с тревогой начинают говорить о том, как нужен дождь. На второй год моего лондонского бытия моя квартирная хозяйка сказала мне, что не может пользоваться шлангом для поливки цветов в саду, поскольку это теперь запрещено из-за дефицита воды. Я попытался было поспорить с ней: в Лондоне обилие дождей, а Англия окружена водой со всех сторон, почему же люди должны беспокоиться о запасах воды? В этом году все повторилось вновь. Газеты постоянно печатали предупреждения о водном кризисе, с огромным интересом узнал я, например, что кардинал Хинсли, архиепископ Вестминстерский, распорядился служить ежедневные молебны о ниспослании дождя до 21 мая во всех храмах и капеллах его епархии. Вскоре после этого пошли беспрерывные дожди. Однажды утром горничная вошла в мою комнату, и, поскольку у нас была традиция обмениваться разными замечаниями по поводу погоды, я с явной иронией произнес: «Собирается дождь!» Она мгновенно ответила: «Он так необходим!» Ее реакция меня удивила. Она объяснила: «Я не из числа друзей дождя, но мы должны молиться за него, ведь в нем так нуждаются фермеры». В другой раз я ждал автобуса на Юстон-роуд и услышал на остановке разговор двух джентльменов. Один из них, проходивший мимо, специально остановился, чтобы заметить: «Какая жалость – снова дождь!» Другой возразил: «О, мы, фермеры, нуждаемся в нем. Он для нас бесценен». «Я знаю», – обронил прохожий и пошел своей дорогой. Несомненно он лондонец, решил я и подумал: ну и головоломка, почему это дождь такой послушный – идет в ответ на молебны!

Читая эту книгу, я то ли пыталась больше понять Лондон, то ли желала в лице автора встретить единомышленника, который порой, как и я, за монотонностью английской погоды начинает предаваться ностальгическим детским воспоминаниям. Каждый год перед своим днем рождения я пытаюсь найти в городе папах сирени – такой, каким в этот период благоухает мой родной Алматы.

Возможно, в том и заключается ценность этого романа-путеводителя – он не только сближает тебя с Лондоном, но и не дает утратить дорогие воспоминания, которые этот великолепный город так и стремится вытеснить…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s